Рейтинг@Mail.ru
Home / ОБЩЕСТВО / Новые времена: самые модные женщины арабского мира
25.07.2016

Новые времена: самые модные женщины арабского мира

Еще 10 лет назад сама идея создания арабского Vogue была немыслима. «РБК Стиль» выбрал пять женщин из стран Ближнего Востока и Северной Африки, чей стиль доказывает, что в моде там разбираются не хуже, чем в Европе

vostochnaja-devushka

В середине 1990-х они и русские спасли парижскую haute couture от реальной гибели. А сейчас женщины арабского мира — самые желанные клиенты, способные с легкостью раскошелиться на $150 тыс. на наряды для себя и родственников. Большинство из них никогда нельзя увидеть на модных показах. Кое-кто заказывает одежду через интернет, другие — оплачивают известным миланским и парижским домам частные джеты с коллекциями haute couture, к услугам третьих — пара собственных мультибрендовых бутиков. Все они королевских кровей или первые леди, и у каждой свой собственный стиль.

Рания аль-Абдулла, королева Иордании

Супругу нынешнего короля Иордании Абдаллы II называют самой красивой королевой наших дней. Благодаря активной государственной и общественной деятельности Рания, пожалуй, первый и самый яркий пример современной арабской женщины. Не последнюю роль в этом играют ее безупречный вкус и чувство стиля, надежно подстрахованные деньгами. Часть внушительной прибыли королевской семьи Рания тратит на дизайнерскую одежду и аксессуары. В отличие от большинства других первых леди Ближнего Востока, королеву волнует то, как оценивают ее имидж внутри страны, где отношение к ней неоднозначное. Сейчас ее реже можно видеть в нарядах haute couture, чем 10 лет назад, когда она регулярно делала заказы уJean Paul Gaultier и Givenchy. Нынешнее предпочтение Alex Mabille и Elie Saab во многом связано с нежеланием (или лишь его демонстрацией) тратить астрономические суммы на кутюрные вещи домов первого эшелона, хотя Armani Privé это не касается. Если в изделиях Эли Сааба, дизайнера ливанского происхождения, которому в 1999 году было заказано платье по случаю коронации ее мужа Абдаллы II, Рания появляется с завидным постоянством, то в остальном она предпочитает вещи prêt-à-porter совершенно разных дизайнеров: от Chloé и Peter Pilotto до Balmain и Alexander McQueen, которые легко комбинирует между собой. Даже в священный для всякого мусульманина Рамадан, когда принято быть сдержанными в одежде, королеве удавалось выглядеть современно и элегантно — выбранные ею вещи иорданских дизайнеров при этом полностью отвечали традициям.

В одолженной тиаре Cartier на королевском ужине в Мадриде, 1999 г

В платье Rochas на церемонии награждения 100 самых влиятельных людей 2006 года по версии Time

На королевском приеме в Швеции Рания появилась в бриллиантовой тиаре Bracelet, Boucheron. 2008 г

На Фестивале Сан-Ремо в Armani Privé, 2010 г

На благотворительном вечере Всемирного фонда «Детство» в Alex Mabille Haute Couture, 2015 г

Королева Рания во время государственного визита в Испанию в 2015 году в блузке Alexander McQueen, юбке Proenza Schouler и сумкой Louis Vuitton

С государственным визитом в Испанию Рания прилетела, будучи одетой в пальто Fendi. 2015 г

Платье и сумка Louis Vuitton. Во время государственного визита в Испанию, 2015 г

В Valentino Couture на Балу института костюма Met Gala, 2016 г

Рания никогда не демонстрировала характерную для Востока любовь к крупным украшениям. Для коронации своего мужа она одолжила тиару Cartier у его сестры, принцессы Хайи. В собственной коллекции Рании подобных изделий немного: примечательны, например, пышная «арабская» тиара, изготовленная ювелирами дома FRED, или скромная Bracelet, выполненная для королевы мастерами Boucheron. А история о паре туфель из 22-каратного золота, заказанной для нее у индийского ювелира, скорее всего, выдумка злопыхателей.

Шейха Моза бинт Насер аль-Миснед

Вторая жена бывшего эмира Катара, шейха Хамада бен Калифа аль-Тани, и мать нынешнего эмира Тамима бин Хамад аль-Тани — единственная из представительниц правящих династий стран Персидского залива обладает впечатляющим количеством государственных и международных должностей. Например, таких, как глава катарского фонда образования, науки и общественного развития, президент Верховного совета по семейным вопросам; вице-президент Верховного совета по образованию; посол ЮНЕСКО, создатель и глава Арабского демократического фонда. Наравне с королевой Ранией ее считают «женским лицом» современного Ближнего Востока.

На аудиенции у папы римского Франциска I в Jean Paul Gaultier Couture, 2016 г

На Западе она больше известна своим экстравагантным стилем, балансирующим на грани традиционного европейского и более консервативного восточного костюма, предполагающего закрытые руки и плечи, длинные юбки без разрезов и головной убор. Предпочитающую наряды haute couture 24 часа в сутки Мозу чаще всего можно видеть в Stéphane Rolland. По словам одной из восточных клиенток, это объясняется тем, что сам дизайнер, учитывая стоимость кутюрных платьев, не гнушается лично выходить на встречу с клиентками (чего, например, никогда не делает Карл Лагерфельд). Самое любопытное в гардеробе шейхи Мозы то, как оригинальные модели Jean Paul Gaultier, Valentino, Chanel, Christian Dior,Giambattista Valli, показанные на подиуме, интерпретируются в соответствии с ее требованиями.

Шейха Моза в платье Dior Couture, 2010 г. | Браслет и брошь Panther, Cartier

О стоимости ее ювелирной коллекции можно только догадываться. Помимо Chanel и Van Cleef & Arpels она особенно ценит украшения Сartier и готова тратить на них огромные суммы. Вот пара примеров: в 1998 году парижский дом представил в честь своего 150-летия уникальное платиновое колье Eternity с изумрудами — два из них, весом 205 и 206 карат, были просто фантастическими — и бриллиантами. В 2010 году шейха появилась в этом колье на официальном ужине в Лондоне, с той лишь разницей, что по ее просьбе ювелиры Cartier демонтировали мелкие изумруды из украшения, а крупные — заменили на бриллианты. Тогда же, в 2010-м, она (как выяснилось позже) оказалась таинственным покупателем браслета Cartier в виде пантеры, принадлежавшего супруге герцога Виндзорского, бывшего короля Великобритании Эдуарда VIII, — Уоллис Симпсон. На аукционе Sotheby’s шейха Моза выложила за драгоценность более £4,5 млн.

В Jean Paul Gaultier Couture во время визита во Францию. 2008 г

В Chanel Couture и серьгах с рубинами Buccellati. Лондон, 2011 г

Ужин в Гилдхолле, Лондон. На Мозе платье J.Mendel Couture и ожерелье Eternity, Cartier. 2010 г

В Ralph & Russo Couture во время государственного визита в Испанию, 2011 г

В Chanel Couture во время государственного визита в Испанию, 2015 г

В Лондоне на конференции в поддержку Сирии шейха Моза появилась в Chanel Couture, 2016 г

Влиятельная Financial Times утверждает, что именно шейха стоит за катарским инвестиционным фондом Mayhoola for Investments, который с 2012 года начал вкладываться в модные марки. На сегодняшний день компания владеет брендами Valentino,Balmain, контрольным пакетом Pal Zileri, акциями Anya Hindmarch стоимостью £27 млн, LVMH, Tiffany & Co.и недвижимостью в Париже,— в частности, несколькими историческими зданиями на Вандомской площади.

Дина Абдулазиз аль-Сауд, принцесса Саудовской Аравии

Супруга принца Абдулазиза бин Насер бин Абдулазиза аль-Сауда с начала июля занимает должность главного редактораVogue Arabia. Получив западное образование и длительное время прожив в разных городах США, в середине 2000-х Дина Абдулазиз аль-Сауд вернулась в Саудовскую Аравию. В моду она ворвалась в 2006 году, когда открыла в Эр-Рияде и Дохе мультибрендовые бутики D’NA, принимающие покупателей только по предварительной договоренности, чтобы обеспечить их приватность.

Часы Royal Oak Offshore, Audemars Piguet | Браслеты, Delfina Delletrez

В жакете Alaïa и юбке Creatures of the Wind на неделе моды в Нью-Йорке, 2013 г

В Honor на неделе моды в Нью-Йорке, 2014 г

В брюках Rosie Assoulin на неделе моды в Нью-Йорке, 2015 г

В платье Delpozo на неделе моды в Нью-Йорке, 2015 г

В Maison Margiela на неделе моды в Париже, 2016 г

В Acne Studios на неделе моды в Париже, 2016 г

Регулярно посещая недели моды, принцесса почти никогда не появляется в одном и том же образе дважды. Выбирая одежду и обувь, она в первую очередь отдает предпочтение маркам, представленным в ее бутике. Большинство из них — молодые дизайнеры, вроде Hugo Matha, Sophie Theallet, Lisa Marie Fernandez, вещи которых Дина удачно сочетает с  Haider Ackermann, Calvin Klein, Giambattista Valli, Gianvito Rossi и ювелирными украшениями Delfina Delletrez вперемешку с классикой Cartier. Ее стиль — от роскошных, почти вечерних платьев, эксцентрично выглядящих днем, до самых простых сорочек и юбок — всегда выдержан в одних и тех же пропорциях: открытый короткий верх и длинные юбка или брюки, закрывающие ноги.

Принцесса Лалла Сальма, жена короля Марокко Мухаммеда VI

Принцесса Лалла Сальма — первая в истории страны супруга правителя, которой был дарован королевский титул и вместе с тем разрешение участвовать в общественной жизни. Стиль ее официальных будней мало отличается от того, что наблюдается у людей ее ранга в Европе — в гардеробе Лаллы есть вещи Chanel, Dior, Prada, Gucci, Burberry, Manolo Blahnik и не только.

Одно из первых публичных появлений принцессы Лаллы Сальмы, 2002 г

Во время государственного визита в Таиланд, 2006 г

На свадьбе принца Уильяма и Кейт Миддлтон, 2011 г

На свадьбе герцога Люксембурга наследного принца Гийома и графини Стефани де Ланнуа, 2012 г

На коронации Виллема-Александра в Нидерландах, 2013 г

На прощальной речи королевы Нидерландов Беатрикс, 2013 г

Но он полностью преображается во время торжественных приемов или церемоний, на которых рыжеволосая принцесса неизменно появляется в богато декорированных туалетах на манер джеллабы или восточного кафтана. Последние, ставшие узнаваемой чертой стиля принцессы Лаллы, для нее полностью вручную изготавливают местные мастерицы. Так своеобразный марокканский haute couture, выгодно контрастирующий с парижским, выделяет ее из числа других леди арабского мира.

Асма Асад, первая леди Сирии

Супруга президента Башара Асада происходит из сирийской семьи, но является уроженкой Великобритании. До того, как Европейский союз весной 2012 года ввел санкции в отношении Асмы Асад, заморозив ее банковские счета и запретив ей въезд в страны ЕС (кроме Великобритании, подданной которой она является), первая леди Сирии, как и положено, вела довольно активную политическую и общественную жизнь. Несмотря на то, что львиная доля населения страны в те годы жила в нищете, а права человека скорее отсутствовали вовсе, она уделяла немало внимания своему стилю и регулярно появлялась на публике в элегантных костюмах — особенно Асма Асад любила Gucciэпохи Тома Форда и, разумеется, Chanel. В качестве любимых аксессуаров — крупные ожерелья из поделочных камней, сумкиBottega Veneta и туфли Christian Louboutin. Утечка личной переписки с аккаунтов Асмы Асад, произошедшая весной 2012 года, дала наглядное представление о том, какие бюджеты она тратила на предметы роскоши. За пару месяцев только на интернет-покупки, включая предметы мебели, антиквариат, ювелирные украшения, было потрачено порядка £270 тыс. Из электронных писем, в частности, стало известно, что она заказала у Christian Louboutin пару туфель Daffodile со стразами за $6 тыс.

Государственный визит во Францию в 2001 году. Асма с ног до головы в Chanel

Во время визита Испанского Красного Креста в 2004 году: крупные ожерелья из полудрагоценных камней навсегда останутся ее страстью

В Chanel на национальной конференции по вопросам детства, 2004 г

На гала-ужин Союза стран Средиземноморья Асма надела платье Chanel и туфли Christian Louboutin. Париж, 2008 г

Первая леди Сирии в Dior на ежегодном военном параде на Елисейских полях, 2008 г

В свете последних политических событий первая леди Сирии как персонаж успела сильно подпортить репутацию американскогоVogue и одного из его авторов. В мартовском номере журнала за 2011 год появилась статья внештатного редактора, а в прошлом главного редактора французского Vogue, Джоан Джулиет Бак под названием «Роза в пустыне». Заказанный Анной Винтур материал всячески превозносил Асму Асад как первую леди, пропагандирующую европейский вкус и ценности. Из-за разразившейся через несколько месяцев гражданской войны в Сирии Анну Винтур обвинили в потворствовании диктаторскому режиму. В итоге материал был снят с сайта журнала, а деловой контракт с Бак не был продлен. Позже автор призналась, что Асма якобы умело манипулировала ею. По приезду в Дамаск на интервью, Бак знала, что выданный ей телефон прослушивался, а личный компьютер был взломан, но в тексте не было ни намека на это (как и на многие другие факты, приводившие ее в ужас). Бриф для статьи, составленный Анной Винтур, предписывал не касаться политики, а основной акцент сделать на культуру, древности и музеи Сирии. Бак следовала ему в точности, за что и поплатилась.

Алексей Пантыкин

Источник: «РБК»

Scroll To Top