Рейтинг@Mail.ru
Home / РАССЛЕДОВАНИЯ / История одного письма
05.04.2017

История одного письма

Как «дело врачей» подкосило позиции Берии и ударило по евреям в СССР

4 апреля 1953 года было, наконец, закрыто так называемое «дело врачей» — последней громкое дело эпохи Сталина. По информации polytika.ru, традиционного принято считать, что это дело носило именно антисемитскую направленность, потому как большая часть арестованных в его рамках являлись лицами еврейской национальности. Впрочем, как пишет «Лайф», следует отметить, что, прежде всего, это дело было направлено именно против Лаврентия Берии и развернулось на фоне серьезной борьбы внутри советского силового аппарата. Более того, в ближайшей перспективе это дело грозило обернуться глобальной чисткой партийной элиты и ближнего круга Сталина.

Клановая борьба в окружении Сталина

В первые годы после войны в ближайшем окружении Сталина развернулась довольно жестокая клановая борьба. Укрепившие свои позиции во время войны «ждановцы», так тогда называли выдвиженцев главы Ленинграда Андрея Жданова, сумели нанести мощный удар по позициям главного кадровика партии Маленкова. Последний же угодил в опалу, и лишь с помощью Берии, который остро нуждался в нем как в противовесе набиравшему силу Жданову, сумел удержаться на плаву.

Впрочем, ликовать Жданову оставалось недого – в скором времени югославский лидер Броз Тито, который ранее придерживался социалистических позиций и принимал поддержку Москвы, отяготится чрезмерной опекой Кремля и порвет со Сталиным. И ведь при этом именно Жданову тогда доверили курировать международную политику, то есть, столь крупные внешний провал советской дипломатии вменялся в вину именно ему. Понимая, что все это в скором времени будет использовано против него в закулисной борьбе, Жданов настолько распереживался, что у него прихватило сердце. Впоследствии странный инфаркт и скоропостижная кончина.

Инфаркт или недостаточность

Всего за несколько дней до смерти Жданова, к нему на дачу прибыли медики кремлевского Лечебно-санитарного управления – специального медподразделения, которое обслуживало наиболее высокопоставленных пациентов. Просмотрев кардиограмму пациента, глава диагностического отделения Тимашук поставила Жданову диагноз инфаркт. Но с ее диагнозом не согласились трое других врачей, в том числе глава Лечсанупра Егоров. Все они заявляли, что клиническая картина никак не соответствует инфаркту, и утверждали, что речь идет о склерозе и гипертонии, на фоне которых сформировалось функциональное расстройство. Тимашук даже писала письмо с жалобой в МГБ, однако там ничего не поняли из-за обилия медицинских терминов и вернули его обратно, причем сразу же главе управления Егорову.

31 августа Жданов скончался, после чего Берия и Маленков с легкостью разгромили последних представителей его клана. Спустя неделю после его смерти провели конференцию с участием крупнейших специалистов, во время которой эксперты согласились с тем, что клиническая картина заболевания пациента больше соответствовала хронической сердечной недостаточности, а никак не инфаркту.

Бугхалтер Рюмин

Спустя несколько лет об этом письме с жалобой Тимошук заставил всех вспомнить амбициозный бывший бухгалтер Рюмин, который в то время стремительно делал карьеру в органах государственной безопасности. Именно Михаил Рюмин и стал инициатором «дела врачей». А на фоне главного тренда того времени – Сионизма, — вместе с недовольством Сталина излишней самостоятельностью Израиля и подозрений советских евреев в симпатиях к Западу, сделать это оказалось проще простого. Впрочем, сразу же арестовать все руководство Лечебно-санитарного управления было не так просто. Сплошь уважаемые люди, в том числе и личные врачи самого Сталина. Поэтому первым был арестован консультант управления Этингер, занимавшийся лечением умершего в 1945 году от того же инфаркта Щербакова. Маховик «дела врачей» раскручивался долго и с переменным успехом, однако, не отступающий от своих планов Рюмин, ставший в последствии заместителем министра госбезопасности, не оставлял этой затеи ни на минуту. Последствия у этого дела были самыми разными, отразилось оно даже на простом советском обществе, дойдя до нас в виде туманных историй из далекого прошлого.

Михаил Егоров

Scroll To Top