Рейтинг@Mail.ru
Home / БАНКИ / Потерянное доверие
26.09.2017

Потерянное доверие

Почему банковский надзор вынужден уподобляться следователям

Хронические проблемы с доверием населения к банкам, банков друг к другу и банкиров к клиентам из корпоративного сектора не позволяют банковскому сектору занять достойное место в экономике.

Видя «ослабление» банковского баланса — увеличение объема кредитования аффилированных с банком лиц, уклонение менеджмента от исполнения предписаний ЦБ о создании резервов и нарастающую недостаточность капитала, орган банковского надзора наверняка должен стремиться вмешаться в ход событий как можно скорее. Например, ввести в банке управление временной администрации. Во многих странах для принятия срочных мер вполне достаточно «обоснованного профессионального суждения» руководства Центробанка. О том, что этот инструмент целесообразно использовать и в России, говорила в июле и председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Однако развитие событий после отзыва лицензии у банка «Югра» должно, как мне кажется, поколебать стремление Банка России принимать на себя дополнительную ответственность без накопления формальных бумажных аргументов. Мощная, беспрецедентная PR–кампания, направленная на то, чтобы поставить под сомнение решения органов банковского надзора, может быть завершена только судебным решением. А здесь без предъявления бумажных доказательств никак не обойтись.

По существу, частный случай «Югры» высветил общую проблему банковской системы: речь идет о первоначальном значении слова «кредит», то есть о доверии или об отсутствии доверия. Центробанк не доверяет ни владельцам банка, ни его управляющим, ни отчетности, которую банк предоставляет. Банковский надзор вынужден уподобляться следователям, введенная в банке временная администрация знакомится с первичной документацией и убеждается в потере банковского капитала. Генеральная прокуратура не доверяет решениям Банка России. А владельцы «Югры» стремятся возбудить недоверие к регулятору, вернуть доверие к себе, обещают пополнить банковский капитал. Правда, владельцы банка не говорят, почему же они раньше этого не сделали. Всеми действиями до и после отзыва лицензии бизнесмены подрывают всякое доверие населения к предпринимателям. Это разбирательство будет загружено в суды. Пройдет череда апелляций. Вероятно, через год-полтора высшая судебная инстанция примет окончательный вердикт. Остается надеяться, что доверие к суду будет достаточным, чтобы поставить в этой истории точку гораздо раньше этого времени.

Несомненно, банки играют важную роль в российской экономике. Но хронические проблемы с доверием населения к банкам, банков друг к другу и банкиров к клиентам из корпоративного сектора не позволяют банковскому сектору занять достойное место в экономике. Стоимость активов российского банковского сектора составляла 73% ВВП страны в 2011 году, в январе 2015 года этот показатель вырос до 102,7%. Однако в 2016 году он снизился до 93% (данные Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара). При этом весь сектор финансовых услуг занимает в производстве ВВП России скромные 4,0% (данные Института «Центр развития» НИУ ВШЭ).

Действия Банка России по расчистке банковской системы от «слабых» звеньев привели к череде отзывов лицензий у десятков банков. Увеличение числа отозванных лицензий наблюдается начиная с 2014 года.

В определенном смысле Банк России пользуется спадом спроса на кредитные ресурсы со стороны экономики и населения в кризисный период 2014–2016 годов. Сокращение числа банков в такой ситуации оказалось практически незаметным для общества делом. Задача, несомненно, состоит в восстановлении доверия к банкам всего российского общества и всех предпринимателей, включая и банкиров. Мне, наверное, скажут, что ведущие крупнейшие банки «кредита доверия» вовсе не теряли. И это правда. В значительной мере это произошло благодаря вере в их собственника — российское государство как таковое.

Оживление экономики, а значит, и спроса на банковский кредит зависит прежде всего от роста инвестиционной активности в стране. С 2014 года до второй половины 2016 года экономика России находилась в состоянии рецессии. Снижение ВВП составило 3,5%. Спад накопления основного капитала в 2015 году по сравнению с 2014 годом составлял 9,9%, и в 2016 году он продолжился, хотя и замедлился до 1,8%, по данным Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.

Роль (доля) банковского кредитования в финансировании инвестиций невелика. По данным Росстата, эта доля составляет около 10%. У российских предпринимателей сейчас достаточно собственных финансовых средств для инвестирования. Если вложения в основной капитал начнут расти, то быстро увеличится и спрос на банковский кредит для пополнения запасов и оборотных средств.

Однако для восстановления экономического роста необходимо наращивание кредитования. Спрос на деньги еще не восстановился. По данным «Центра развития», в 2015–2016 годах суммарное падение выдачи кредитов корпоративным клиентам составило 7,7%. В первой половине 2017 года кредитный портфель российских банков предприятиям начал медленно расти в годовом исчислении. По данным «Центра развития», в мае 2017 года прирост составил всего 0,6%.

Банку России предстоит предпринять серьезные усилия для стимулирования спроса на кредит. Самым очевидным шагом является дальнейшее снижение ключевой ставки до уровня показателя инфляции плюс два процентных пункта, например, до 6%. Но действий одного ЦБ в сфере денежно–кредитной политики будет все равно недостаточно. Речь надо вести о возрождении доверия населения и предпринимателей к российской экономике в целом.

Сергей Дубинин

Источник: «Forbes»

Scroll To Top