Рейтинг@Mail.ru
Home / БАНКИ / «ЦБ говорит, что это временная мера. Не думаю…»
29.11.2017

«ЦБ говорит, что это временная мера. Не думаю…»

Андрей Костин о национализации банков

«Уже в ближайшее время нас по уровню жизни обойдут Китай, Индия и даже Казахстан», — предупреждал на форуме Финансового университета в Москве Борис Титов. Корреспондент «БИЗНЕС Online» стала свидетелем того, как Алексей Кудрин и бизнес-омбудсмен спорили, кто из них настоящий экономист, Андрей Костин радовался расчистке сектора от малых банков, а Антон Силуанов предлагал сузить круг получателей соцподдержки.

«Что день грядущий нам готовит?» — вчера в Москве на классический вопрос пытались ответить участники международного форума Финансового университета, выбравшего на сей раз девизом именно эти слова. Хотя министр финансов РФ Антон Силуанов предлагал «задачник» для завтрашнего дня все-таки определять самостоятельно. «Не день грядущий нам готовит, а что мы готовим, какую повестку следующего дня. Мы не должны плыть по течению и думать-гадать, что будет завтра-послезавтра. Мы должны сами формировать повестку. Только такой активной наступательной позицией мы можем сейчас формировать свои планы и свои действия», — утверждал он со сцены.

Из слов министра выходило, что правительство в этом деле уже поднаторело — например, во время недавнего кризиса, когда обедню ему подпортили внешние факторы и санкции. «Кто-то говорил, что наша экономика не выдержит. Но мы достаточно быстро вышли из сложной ситуации, буквально за два года вышли из падения темпов экономического роста и роста инфляции, наоборот, к росту экономики, сокращению инфляции до исторических минимумов и увеличению инвестиционной активности. Кто бы мог подумать два года назад, что произойдет это уже в 2016 – начале 2017 года? Это следствие чего? Активной экономической повестки, которую формирует правительство совместно с ЦБ», — уверенно заявил Силуанов. Нынешняя повестка финансовых властей — разгон экономического роста хотя бы до уровня среднемировых показателей. Глава минфина не преминул похвалиться тем, что ВВП за три прошедших квартала увеличился на 1,6%, а инфляция всего-то на 2,5–2,6%.

«Мы говорили, что экономика России может расти темпами 1,5 процента, но эти темпы не будут выше, если мы не будем принимать меры по стимулированию этого роста, по структурным изменениям, которые подтолкнут этот рост», — не обошелся без банальностей министр. Хотя нужные шаги и реформы на следующие два года в кабмине уже продумали. Одна из главных мер, по словам Силуанова, заключается в обелении экономики. «Значительная часть ее [экономики] еще находится в серой зоне. По нашим оценкам, от четверти до трети заработных плат находятся в серой зоне», — жаловался министр. Так что теперь минфин намерен сделать работу теневого сектора попросту невыгодной. Например, один из способов в этом «бое с тенью» — улучшение администрирования с помощью цифровых технологий, в первую очередь отслеживание товаров в онлайн-кассах. Что ж, ужесточение фискальной политики — любимый «конек» Силуанова и Ко, объезженный на десятках подобных мероприятий. Баланса ради в арсенал экономического блока министр записал и инвестльготы, которые должны стимулировать приток инвестиций и новых проектов, и специнвестконтракты, и продолжение маневра в нефтегазовой отрасли и прочее.

Отдельно правительство намерено заняться социальной сферой, чтобы и там, наконец, установить пресловутую стабильность. Выражаться она будет прежде всего в том, что часть населения попросту лишат поддержки, зато тем, кто действительно нуждается, помощь должны увеличить. «У нас большое количество получателей: семь человек из десяти получают поддержку государства, хотя нуждающихся значительно меньше. Концентрация ресурсов именно тем, кто нуждается, позволит создать условия, чтобы именно те, кто нуждается, стали больше потреблять», — пояснил глава минфина. Идея также, мягко говоря, не нова, и откуда у нее растут ноги, гадать не приходится. Босс Силуанова отлил ее в граните сакраментальным «Денег нет, но вы держитесь».

Любопытно, что спустя буквально часа два о новой статье расходов российского бюджета рассказал президент РФ Владимир Путин. Он пообещал, что с 1 января 2018 года семьи будут получать помощь даже за рождение первенца — в среднем порядка 10 тыс. рублей (все зависит от прожиточного минимума в регионах). К тому же Путин объявил, что программа материнского капитала снова продлена — до 2021 года. Казалось бы, у Силуанова должна разболеться голова: бюджет в Госдуме принят, на подходе Совет Федерации, а тут — ба! — новые траты. Впрочем, глава государства приготовил и пилюлю: помощь будет адресной, так что на нее смогут рассчитывать не все подряд, а только те семьи, чей доход не превышает полуторакратной величины прожиточного минимума, установленного в регионе.

Тем не менее глава минфина на форуме продолжал настаивать, что бездумно увеличивать расходы на те же образование и здравоохранение без их реформирования все же не стоит. «Полно есть ресурсов, возможностей для таких структурных преобразований без увеличения трат, а будем увеличивать траты, особенно нефтегазовых доходов — будем иметь риски, будем иметь следующий кризис», — предупредил Силуанов.

Тут он пересекся в одной точке со своим предшественником — председателем центра стратегических разработок Алексеем Кудриным. Тот тоже утверждал, что без реформ в эти сферы больше денег вливать не стоит. А для пущей убедительности вспомнил, что во время его бытности на посту министра расходы на образование за 11 лет выросли в три раза. «То есть мы стали лучше жить, при этом накапливали резервы», — отметил он. Впрочем, Кудрин подчеркнул, что, в отличие от той ситуации, накопление резервов сейчас идет в условиях сокращения, а не роста расходов. В итоге глава ЦСР несколько засомневался, хватит ли сейчас этих расходов для «прорыва в области повышения продолжительности жизни, в области образования».

В целом Кудрин вчера был не столь решителен и напорист, как тот же Силуанов. «Есть объективные обстоятельства, которые корректируют наши планы, и не всегда нам удается их достигать», — скромно отметил он. Из недостигнутого (и, видимо, вечно недостижимого) Кудрин вспомнил стратегию до 2020 года и указы президента. «Нам надо правильнее выбирать те шаги, которые позволят нам все-таки достигать более высоких показателей выполнения наших планов», — считает Кудрин. Можно предположить, что в стратегии, которую закулисно сваял его ЦСР, намечены достижимые показатели. Пока же с темами роста, которые заложены минэкономразвития до 2020 года (2–2,3%), по мнению Кудрина, «мы не изменим сильно наше будущее».

Естественно, есть у экс-министра финансов и свое видение пути к светлому процветающему завтра. Кудрин в уходящем году не раз озвучивал рецепт этой панацеи, хотя механизм ее действия так по-настоящему не раскрыл. Вчера он назвал только 10 мер, среди которых, например, технологическая революция, новая структура экспорта (тут Кудрин предлагает учетверить за 17 лет несырьевой экспорт), инвестиции в человека, развитие предпринимательской активности (только 2% населения готовы открыть свой бизнес), пенсионная реформа, реформа госуправления, новая региональная и городская политика (будущее за агломерациями), укрепление обороноспособности, судебная реформа, наконец, устойчиво низкая инфляция.

К слову, об инфляции. Здесь Кудрин всецело поддерживает ведомство Эльвиры Набиуллиной. «ЦБ революцию совершил — 4 процентов добился, во что никто год назад не верил. Все считали, что этого не достичь. Наша практика отставания от целей. Когда я был министром, цель ставилась — снизить до 4 процентов, но никогда не достигали. А теперь достигли, — с гордостью говорил глава ЦСР. — Если Центральный банк продержит эту ставку, этот уровень 4 процента в течение трех хотя бы лет, изменится поведение, изменятся процентные ставки, они будут идти вниз, новые фундаментальные ориентиры для всех инвесторов появятся».

Пожалуй, единственным оппонентом выходцев из минфина выступил только бизнес-омбудсмен Борис Титов, который представил свой «бизнес-план для России». «Сразу чувствуется, что Борис Юрьевич собрался баллотироваться в президенты, речь у него программная», — потом прокомментировал его получасовое выступление председатель правления ВТБ Андрей Костин. Уполномоченный по защите прав предпринимателей настаивал на том, что именно его концепция развития страны отражает взгляд бизнеса. При этом Титов пока обнаружил лишь одну точку соприкосновения с Силуановым — в том, что минфин теперь говорит не о стабильности, а о необходимости экономического роста. Понятно, что два этих лагеря экономической мысли (Столыпинский клуб и ЦСР во главе с Кудриным) выработали несколько разные маршруты.

«Они говорят, что низкая инфляция — это база для всего, определенность, которая создаст условия, чтобы экономика росла. Нет, — отрубил Титов. — У бизнеса другая ментальность. Инфляция — это один из показателей, но есть еще много других показателей, которые влияют на наш процесс принятия решений при инвестициях, например рентабельность капитала, которая находится сегодня на одном из самых низких уровней за всю историю России». По словам бизнес-омбудсмена, предпринимателям хочется четко знать, за счет каких источников будет расти экономика, есть ли четкий план и какова будет команда, которая «поведет экономику».

Пока же Титов призывал хотя бы не забывать о том, что размер российской экономики на фоне мировой вообще-то не столь велик, как хотелось бы. «Еще недавно Китай экспортировал игрушек больше, чем мы экспортируем нефти», — подбросил шпильку омбудсмен. По его словам, если страна продолжит следовать инерционному сценарию, то «нас ждет незавидная участь». «Уже в ближайшее время нас по уровню жизни обойдут Китай, Индия и даже Казахстан по ППС (паритет покупательной способности — прим. ред.)», — прогнозировал Титов.

Он плавно вел зал к мысли о том, что только Столыпинский клуб смог написать научно обоснованную стратегию роста, а не какой-то нам «общий документ» Кудрина. «Наша программа — это программа, еще не дожидаясь структурных реформ, придать ускорение экономике», — объявил кандидат в президенты. Вероятно, первое, что Титов хотел бы сделать на этом посту в случае своего крайне маловероятного избрания, — снизить проценты по кредитам. «Невозможно расти, мы в неконкурентной среде по стоимости денег. Мы до сих пор находимся на 57-м месте по доступности кредита», — негодовал он.

— В кризис 2008 года видите, как все страны поступали со своей ставкой? И как поступили мы, Алексей Леонидович… Алексей Леонидович! — воззвал Титов к Кудрину. — В 2008–2009 году ставка уменьшалась, а у нас почему-то…

— Ну как почему? — надменно буркнул тот. — Надо просто знать теорию макроэкономики. Она же была объяснена всеми и в отношении России экспертами, что происходило с денежной массой в это время, какие шоки были на рынке.

— Вот что происходило с денежной массой! — Титов ткнул в график, усмехнувшись. — Может, мы неправильные экономисты, но мы все время смотрим графики. Получается все наоборот: когда мы повышаем ставку, рост ВВП падает, а зависит прежде всего от цены на нефть и курса рубля. Мы это всячески доказываем, мы от Эльвиры Сахипзадовны услышали, что у нас не монетарная инфляция, а инфляция издержек. Вы поздравили с революцией, что инфляция уменьшилась. Но надо кого поздравлять? Не Эльвиру Сахипзадовну и даже не Антона Германовича, а надо поздравлять прежде всего Владимира Владимировича и министра энергетики Новака, потому что наша инфляция снизилась за счет повышения цены на нефть, по-прежнему растет курс рубля, и импортируемая инфляция уходит, — победоносно заявил омбудсмен.

Еще один «пунктик» его недовольства ЦБ — то, как регулятор чистит банковской сектор. «Мы считаем, что банки надо не уничтожать, а спасать, выкупать плохие долги. Надо создать банк плохих долгов», — предложил Титов.

Удивительно, но критику Центробанка поддержал выступавший следом Костин. Да, пусть сдержанно и осторожно, но все-таки сказал свое «фи». Это выглядит странно, особенно на фоне исхода крупных банков из ассоциации российский банков, когда банкиры обвинили главу организации Гарегина Тосуняна в необоснованной критике регулятора.

Впрочем, Костина волновал не сам процесс очистки сектора (уж он-то может быть спокоен), а то, что ЦБ создает свою банковскую систему, входя в капитал банков. Естественно, топ-менеджер имел в виду спасенные регулятором «Открытие» и Бинбанк. «Появилась новая категория российский банков, акционером которых является ЦБ. Я бы не осуждал ЦБ за это, потому что в 1990-е годы, когда я начинал заниматься банковским бизнесом, было видно, что банковский капитал формировался во многом за счет суррогатных средств и всего прочего. Конечно, наш банковский сектор априори был болен. Надо было заниматься его расчисткой и укреплением. Конечно, другое дело, что создание системы банков, которыми руководит ЦБ, категорически противоречит любой логике и любым законам развития финансовой сферы. Регулятор не может и не должен быть владельцем собственной банковской системы», — настаивал Костин. Более того, он не верит и словам Набиуллиной, которая клятвенно обещала оздоровить банки и тут же их продать. «Хотя ЦБ говорит, что это временная мера, не думаю. На самом деле в силу международных ограничений и в силу роста требований по „Базелю“, я думаю, что инвестиционный капитал в банковский сектор сегодня не придет», — добавил он.

В целом же из его слов выходило, что чистка банковского сектора, особенно от мелких и частных кредитных организаций, — это все же благо, поскольку «огромное количество злоупотреблений, мошенничества, неэффективной работы». «Но с другой стороны, будет усиливаться госсектор в лице государственных банков, а также в лице тех банков, которые получили нового акционера — ЦБ. Я думаю, ЦБ выбирает из двух зол наименьшее, потому что старая система санации была плохой. Сначала была идея создания банка-санатора на базе АСВ. Я думаю, была более правильная, чем прямое участие ЦБ в капитале. Посмотрим, что из этого выйдет», — сомневался Костин. Могло создаться впечатление, что он просто не рад вероятному конкуренту, которого может взрастить регулятор. Борьбу за распределение государственных денег это точно не облегчит.

Меж тем вчерашний пассаж топ-менеджера тут же начали обсуждать в Telegram-каналах. Так, высказывались версии, что именно вчера противостояние команды Набиуллина-Греф и Костин, за которым стоят силовики, «достигло апогея». Говорят, что цель проста: сместить с поста Набиуллину теперь мечтают сразу несколько кланов. А вот Костин, по слухам, готовил для себя «Открытие», но что-то пошло не так…

В общем, что день грядущий нам готовит, по-прежнему известно лишь узкой группе лиц. Если вообще кому-то известно.

Елена Колебакина-Усманова

По информации: «Бизнес газета»

Scroll To Top