Рейтинг@Mail.ru
Home / СКАНДАЛЫ / FIFA с маслом
01.12.2017

FIFA с маслом

Кто заработает и кто потеряет на чемпионате мира по футболу в России

1 декабря в Кремле состоится жеребьевка чемпионата мира по футболу 2018 года, после чего начнется финальный отсчет времени до крупнейшего спортивного события четырехлетия. К концу 2017 года Россия потратит на его подготовку уже 634 млрд руб., в 2018-м запланировано еще 44 млрд руб. расходов (всего — 678 млрд руб. за шесть лет).

Общая стоимость подготовки к чемпионату мира в России оценивается в $13,2 млрд (по среднему обменному курсу с начала 2013 года по 30 ноября 2017-го). Он станет самым дорогим чемпионатом мира по футболу, что, впрочем, полностью соответствует тенденции последних мундиалей: каждый последующий обходится дороже предыдущего. Южная Африка потратила $6 млрд на подготовку и проведение ЧМ-2010, для Бразилии стоимость ЧМ-2014 превысила $11 млрд.

Российский рекорд долго не устоит: Катар собирается потратить на строительство стадионов, дорог и прочей инфраструктуры к чемпионату мира 2022 года астрономические $200 млрд.

Гарантированно в плюсе после турнира останется только международная федерация футбола FIFA: исторически сложилось, что она забирает основной доход от продажи телевизионных и коммерческих прав, а основные издержки ложатся на принимающую сторону. Чистая прибыль FIFA от предыдущего мундиаля в Бразилии за четырехлетний цикл, закончившийся в декабре 2014 года, составила $2,6 млрд. А вот для страны-хозяйки положительный финансовый или экономический результат от проведения турнира — скорее исключение, а не норма. «Экономическая выгода обычно нулевая. И даже если есть скромный выигрыш, он не оправдывает цену проведения турнира», — говорил в 2014 году CBC News американский профессор экономики Виктор Мэтсон из College of the Holy Cross в Массачусетсе, специализирующийся на экономике крупных спортивных мероприятий.

В 2018 году приток средств в российскую экономику в результате чемпионата мира окажет единовременный положительный эффект, но в долгосрочной перспективе он будет отрицательным — Россия потратит на чемпионат значительно больше, чем получит от него, считает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. «В целом это, скорее всего, убыточный для нас проект», — сказал РБК эксперт.

Эффект для экономики мал

Российские власти не называли своих оценок экономического эффекта от ЧМ-2018. Глава оргкомитета «Россия-2018» Алексей Сорокин говорил в октябре 2015 года, что долгосрочный экономический эффект оценить затруднительно, главное — это имиджевые последствия. Минэкономразвития в своем социально-экономическом прогнозе на 2018–2020 годы, одобренном в октябре, не приводит оценок влияния чемпионата мира на экономику. Пресс-служба Минэкономразвития не ответила на запрос РБК.

Фото: Антон Сергиенко / РБК

Но даже краткосрочный эффект для экономики страны, которая принимает крупное международное соревнование, чаще всего мал, говорит эксперт группы исследований и прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов. Увеличение числа рабочих мест и расширение сектора услуг, связанные с потоком зрителей-туристов, — временные эффекты, которые сходят на нет сразу после окончания турнира. Деловая активность в городах проведения матчей повышается, но часто это происходит за счет временного перераспределения ресурсов из других городов или сфер деятельности, отмечает Куликов.

«Возможен позитивный импульс, связанный с улучшением эффективности труда в секторе услуг — в гостиничном бизнесе, общественном питании. Но, при прочих равных, для темпов экономического роста конкретного года стоит ожидать эффекта на уровне статистической погрешности», — рассуждает эксперт.

Иностранцы принесут $3 млрд

Чемпионат мира добавит по 0,2 п.п. к росту ВВП в годовом выражении во втором и третьем кварталах 2018 года, подсчитал директор по научной работе Института Гайдара Сергей Дробышевский. Это грубые оценки, оговаривается экономист: они построены исходя из оценок расходов болельщиков, которые приедут в Россию на период турнира, и трат команд. Прирост ВВП произойдет за счет роста совокупного спроса на потребительские товары и услуги. Дробышевский отмечает, что в сферах отельного бизнеса, общественного питания и продаж сувениров будут наблюдаться более высокие цены, что приведет к росту чистой прибыли компаний. Эту ситуацию можно сравнить с неожиданным повышением цен на нефть, добавляет эксперт.

Некоторые экономисты ставят под сомнение эффект наплыва иностранных туристов в страну-хозяйку: в то время как на турнир приезжают болельщики, обычные туристы, не интересующиеся мундиалем, наоборот, могут отменить или отложить поездку, чтобы избежать лишнего стресса, поскольку гостиницы и аэропорты будут заполнены, а цены во время турнира будут более высокими.

Оценочная компания Swiss Appraisal рассчитывала, что матчи чемпионата мира в России посетят 3,35 млн человек, из которых 1,5 млн — иностранцы (для сравнения: в Бразилию приезжали около 1 млн болельщиков, в ЮАР — всего 310 тыс.). «Контекст санкций» может существенно снизить посещаемость турнира зарубежными болельщиками, предупреждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. «Если допустить, что в Россию приедут 2 млн человек и каждый из них потратит по €1 тыс., это будет означать приток 140 млрд руб., по-хорошему даже меньше — на уровне 100 млрд руб.», — рассуждает Мурашов. По оценке Дробышевского, «прямой эффект» для платежного баланса (иными словами, приток средств в страну) составит $3 млрд. По оценке Минэкономразвития, приведенной в его макропрогнозе на 2018–2020 годы, общее количество посещений матчей и фан-зон за время турнира составит 10,75 млн.

Стимул для потребления

В преддверии и во время турнира оживится и спрос со стороны российских потребителей, показывает опыт проведения предыдущих чемпионатов мира. Потенциально значимый, хотя и очень сложно оцениваемый эффект — «воодушевление населения городов, связанное с ощущением причастности к глобально значимым событиям», отмечает Куликов. Экономисты Свантье Альмерс и Вольфганг Манниг из Университета Гамбурга в исследовании 2009 года (.pdf) определили этот эффект как «благо для населения принимающей страны, включая тех, кто не ходит на стадионы». Особая атмосфера во время Кубка мира делает граждан счастливее и внушает им чувство гордости, увеличивая их готовность тратить деньги, пишут экономисты.

Фото: Антон Сергиенко / РБК

Аналитик Euromonitor Дафна Касриел-Александер выделяет несколько сфер потребительского рынка, чьи доходы растут во время крупных спортивных турниров: алкогольные и прохладительные напитки, фастфуд и прочая еда на вынос, снеки, свежее мясо, а также HD-телевизоры, продукты, как-то связанные со страной-организатором, в том числе сувениры, смартфоны.

«Для многих потребителей Кубок мира означает временное изменение всего их привычного жизненного уклада и потребительских привычек, — отмечает Касриел-Александер. — Работа и семья на несколько недель отходят на второй план, а основная жизнь и потребление концентрируются вокруг группового просмотра телевизора». «Именно это становится определяющим фактором на потребительском рынке на целый месяц — болельщики оккупируют бары, скупают в магазинах пиво и мясо для организации домашних вечеринок, растут продажи энергетических и протеиновых продуктов для преодоления последствий интоксикации организма на следующий день», — перечисляет эксперт. Но увеличение расходов населения в период чемпионата может быть компенсировано их сокращением в последующие месяцы, предупреждает Орлова.

Сборная России по футболу проведет на домашнем турнире минимум три игры, и их результаты тоже могут непосредственно повлиять на розничные продажи. Во время предыдущего чемпионата мира американская компания MyThings, специализирующаяся на разработке программных решений для таргетирования рекламы, совместно с Forbes провела анализ поведения покупателей онлайн-магазинов в странах, чьи команды были представлены на первенстве мира. Исследование выявило закономерности — на следующий день после раунда матчей в стране, чья сборная одержала победу, фиксировался резкий всплеск онлайн-покупок. И наоборот, жители стран, чья команда уступила, снижали покупательскую активность по сравнению с обычными днями.

Так, в Германии средний рост онлайн-покупок после побед команды, в итоге завоевавшей Кубок мира, составил 75%. Наибольшее потребительское разочарование продемонстрировали мексиканцы, где продажи рухнули на 51% после обидного поражения в 1/8 финала от Нидерландов.

Те, кто не попал на праздник

Неучастие национальных сборных в чемпионате мира может отрицательно сказаться на экономике страны, особенно если речь идет о стране, где футбол очень популярен и которая не привыкла пропускать международные турниры. Самый яркий пример — Италия, которая впервые за 60 лет не вышла в финальную стадию чемпионата мира. Бывший председатель итальянской футбольной федерации Франко Карраро оценил потенциальные потери страны от неучастия в турнире в России в €1 млрд, что было широко растиражировано не только спортивными, но и деловыми СМИ. Функционер включил в свою оценку упущенную выручку от продажи телеправ, упущенную выручку итальянских туроператоров, букмекерских контор, баров и ресторанов. Впрочем, профессиональные экономисты раскритиковали подход Карраро. «Цифра €1 млрд абсолютно невероятна. Заявления господина Карраро не нужно принимать за чистую монету, это скорее выражение разочарования бывшего главы итальянского футбола от поражения его любимой команды», — сказал РБК спортивный экономист, президент научного совета Обсерватории спортивной экономики при Министерстве спорта Франции Владимир Андрефф. Если итальянские потребители меньше потратят на футбол, у них будет больше ресурсов для других развлечений или потребительских товаров, добавляет американский экономист Эндрю Зимбалист из Smith College.

Инфраструктура не окупится, но принесет пользу

Как и в случае с Олимпиадой в Сочи, значительная часть положительного эффекта для ВВП отражается еще до соревнований, указывает Дробышевский. «По опыту Олимпиады в Сочи можно сказать, что воздействие инфраструктурного строительства на динамику общих инвестиций заканчивается приблизительно за полгода до проведения мероприятия», — подтверждает Орлова.

Подготовка к чемпионату мира уже отразилась на инвестициях в основной капитал, показывают данные Росстата: в частности, инвестиции в области «культуры, спорта, организации досуга и развлечений» в январе—сентябре 2017 года подскочили на 29,6%, до 121 млрд руб., по сравнению с тем же периодом прошлого года. Но говорить о самоокупаемости стадионов, которые построены к чемпионату мира, затруднительно. «Наверное, в таких городах, как Ростов-на-Дону, Волгоград, Москва, Санкт-Петербург, стадионы будут активно использоваться, и, если даже не окупятся, это [все равно] будет новое качество пользования инфраструктурой. В тех же городах, где команд высшей лиги нет, это будет лишняя нагрузка, от нее будут стараться избавиться. И такие стадионы не будут особенно популярны», — считает Дробышевский.

Арена «Открытие» (Фото: Юрий Кочетков / EPA)

«Понятно, что инфраструктура, построенная к мероприятию, может создавать положительный эффект для долгосрочного роста, только если она активно используется в дальнейшем. В этом смысле основные надежды, скорее всего, стоит возлагать на транспортную инфраструктуру. Дороги, маршруты, аэропорты, техника, построенные или закупленные к соревнованию, могут десятки лет снижать транспортные издержки бизнеса в регионе проведения соревнования, как и увеличивать качество жизни населения», — рассуждает Куликов. Правда, ни скоростная железная дорога из Москвы в Казань, ни новый терминал аэропорта Шереметьево к ЧМ, видимо, закончены не будут, и это снижает долгосрочный эффект от турнира, говорит Дробышевский.

За шесть лет действия госпрограммы по ЧМ-2018 капитальные вложения по ней составят 678 млрд руб., из них на 2018 год придется только 44 млрд руб., эта сумма незначительна, указывает Мурашов. Для сравнения: «Газпром» инвестирует в год 3 трлн руб., примерно столько же инвестирует и консолидированный государственный бюджет. «Тот эффект [для экономики], который был благодаря инвестициям, уже проявился», — говорит эксперт. Какой-то отдачи ожидать можно, но это все равно будет минимальный эффект, чемпионат мира — имиджевый проект, а не экономический, резюмирует он.

Иван Ткачёв, Антон Фейнберг, Денис Пузырев

Источник: «РБК»

Scroll To Top