Рейтинг@Mail.ru
Home / РЕГИОНЫ / VIP-должники Татарстана – 2017: от Мусина и Королькова до «сбитых летчиков» 90-х
31.01.2018

VIP-должники Татарстана – 2017: от Мусина и Королькова до «сбитых летчиков» 90-х

Как банкроты республики спасали от кредиторов картины и пылесосы, заплатив в среднем по 120 тыс. рублей на человека

Как банкроты республики спасали от кредиторов картины и пылесосы, заплатив в среднем по 120 тыс. рублей на человека.

Всего 42 млн рублей получили кредиторы 349 банкротов Татарстана в минувшем году. В традиционном обзоре «БИЗНЕС Online» — истории о том, как создатель DOMO вырвал из рук кредиторов резиновую лодку, друг Айрата Хайруллина — половину московской квартиры, а бывший директор КМК Марат Кагарманов успел вовремя продать дом. Также мы рассказываем, где имеет участок на 1 млн кв. м создатель ТЦ «Олимп», сколько должен зять Талгата Абдуллина и кто может лишиться дачи в Щурячьем.

Всего в 2017 году в Арбитражный суд РТ поступило 876 заявлений о признании физических лиц банкротами

Всего в 2017 году в Арбитражный суд РТ поступило 876 заявлений о признании физических лиц банкротами

В среднем татарстанский должник заплатил кредиторам примерно 120 тыс. рублей

«БИЗНЕС Online» представляет третий обзор личных банкротств, инициированных в Татарстане. В нем мы представляем итоги 2017 года, а также посмотрим, чем кончились предшествующие громкие «банкротные» дела.

Вначале посмотрим в целом ситуацию по стране. По официальным данным портала «Федресурс», суды в России в 2017 году приняли 29 876 решений о признании граждан и индивидуальных предпринимателей банкротами. Это в 1,5 раза больше, чем в 2016 году. Граждане в 2017 году становились банкротами в 2 раза чаще, чем компании. Кредиторы ничего не получили в 69% дел о банкротстве граждан, следует из данных «Федресурса» за период с 2015 по конец ноября 2017 года. В банкротстве компаний этот показатель — 67%. Объем удовлетворенных гражданами-банкротами требований микроскопический: 1,5% от суммы исков, или 5,8 млрд рублей. У компаний этот показатель почти в 5 раз выше, но это всего лишь 7%, или 249 млрд рублей. За время существования института потребительского банкротства в России с 1 октября 2015 года несостоятельными стали 50 405 граждан. Это около 8% потенциальных банкротов, число которых, по оценке Объединенного кредитного бюро, составляет 660 тыс. человек.

Какова картина в Татарстане? Как сообщили «БИЗНЕС Online» в пресс-службе Арбитражного суда РТ, всего в 2017 году к ним поступило 876 заявлений о признании физических лиц банкротами. Из них 111 заявлений — в отношении ИП, 765 заявлений — в отношении граждан. Сумма неизвестна: как заявили в пресс-службе, таких данных нет, надо смотреть данные по каждому отдельному делу. В 2016 году было 920 заявлений о банкротстве, то есть произошло небольшое снижение. В 2017 году признаны банкротами (введена процедура реализации имущества) 654 физических лица (578 процедур — в отношении граждан, 76 процедур — в отношении ИП). Отметим, что банкротству обычно предшествует процедура реструктуризации долгов — последний шанс в рассрочку избежать статуса банкрота.

Есть и «первенцы», банкротство которых завершилось: имущество распродано, невыплаченные долги прощены (в прошлом обзоре о подобных случаях не сообщалось). Всего процедура реализации имущества завершена по 349 делам. Из них 319 — это физлица, 30 — индивидуальные предприниматели. Общей суммы кредиторских «хотелок» в арбитраже также не указали, но сообщили, что всего должники в рамках дел о банкротстве граждан заплатили 41,7 млн рублей, а ипэшники наскребли по сусекам всего 724 тыс. рублей. Тут важно отметить, что если брать банкротящихся крупных бизнесменов, то в подавляющем большинстве случаев они выступают в качестве поручителей за кредит, выданный их компаниям. Обычно он закрепляется еще и залогом имущества фирмы.

При этом, по наблюдениям корреспондента «БИЗНЕС Online», основная масса должников в РТ — это вовсе не бизнесмены. Чаще всего это люди, набравшие различных кредитов для собственных нужд.

По политическому весу и влиянию банкротное дело Роберта Мусина оказалось на первом месте

По политическому весу и влиянию банкротное дело Роберта Мусина оказалось на первом месте

Банкроты «первого разряда» по делу ТФБ: Роберт Мусин и Евгений Корольков

А теперь перейдем к крупным персонам. По политическому весу и влиянию банкротное дело экс-главы рухнувшего Татфондбанка (ТФБ) Роберта Мусина мы поставили на первое место. Требования кредиторов к ТФБ и ИнтехБанку достигли 140 млрд рублей. Но иск Татфондбанка, контролируемого АСВ, к самому Мусину сейчас составляет лишь 16,7 млн рублей. О том, что Мусин действительно заемщик Татфондбанка, было известно и ранее. Из отчета об инвентаризации имущества банкрота следует, что требования к некоему Мусину Р.Р. составляют 166,6 млн рублей.

Сам Мусин против реализации принадлежащего ему имущества. Согласно декларации, опальный банкир заработал за 2016 год 31 млн рублей. Официально он владеет шестью земельными участками общей площадью более 900 тыс. кв. м, квартирой в 520 кв. м (там он сейчас отбывает домашний арест), садовым домом в 315 кв. м и стояночным местом. Из транспортных средств — мотолодка Terhi 475 Twin C (2012) и прицеп «МЗСА 817708» (2003). А ведь ему «светит» именно распродажа, если он не заплатит долг и его все-таки признают банкротом. Поэтому представители Мусина просят ввести реструктуризацию долгов, чтобы кредитор дал время на уплату долга. В реестре судебных приставов на Мусина никаких данных нет.

На втором месте идёт также страдающий от требований АСВ один из отцов-основателей группы «Сувар» Евгений Корольков

На втором месте идет также страдающий от требований АСВ один из отцов-основателей группы «Сувар» Евгений Корольков

На втором месте идет также страдающий от требований АСВ один из отцов-основателей группы «Сувар» Евгений Корольков. Как выяснил ранее «БИЗНЕС Online», его подвели поручительства по долгу на 208 млн рублей перед ТФБ и на 336 млн рублей перед входящим в группу «Сувар» ООО «Залесный Сити» — застройщиком одноименного жилищного комплекса. Но шансы на благоприятный исход для Королькова есть: банкротство пока что ведет конкурсный управляющий «Вамина» Сергей Кондратьев.

Однако требования продолжают прибывать. Среди наиболее крупных — от АСВ: госкорпорация рвется в реестр с требованиями на 254 и 353 млн рублей по долгам ТФБ. Если они будут приняты, то суммарно Корольков будет должен свыше 1,1 млрд рублей. Согласно документам суда, имущество должника состоит из 17 земельных участков, а также 50-процентной доли участия в OOO «Жилой комплекс». Корольков трудоустроен в OOO «НефтеТрейдСервис», размер средней ежемесячной заработной платы составляет 230 тыс. рублей. Так что если суд будет удерживать в пользу этих кредиторов всю его зарплату, то платить Королькову придется примерно 417 лет.

Банкротство экс-гендиректора ОАО DOMO Антона Сайфутдинова ещё не закончилось, но идёт к концу

Банкротство экс-гендиректора ОАО DOMO Антона Сайфутдинова еще не закончилось, но идет к концу

Другой сооснователь «Сувара», Айрат Жамилов, также признан банкротом по схожему сценарию. Интересно, что кроме «Тимер Банка» и «Залесного Сити» требования на 13 млн рублей (обеспеченных залогом) предъявляет и Рафкат Абдулхаевич Кантюков — не иначе как гендиректор ООО «Газпром трансгаз Казань».

На волосок от банкротства — в стадии реструктуризации долгов — находится гендиректор ОАО «Спартак» Райхат Зарипов. Отмечается, что он имеет 15 млн рублей задолженности перед «Тимер Банком». О проблемах тесно связанной с Мусиным одной из старейших обувных компаний Татарстана мы писали ранее.

В завершение блока компаний, так или иначе связанных с империей Мусина, отметим продолжающееся еще с 2015 года банкротство экс-гендиректора ОАО DOMO Антона Сайфутдинова. Оно еще не закончилось, но идет к концу. Согласно одному из последних документов, из конкурсной массы должника (за счет которой и происходит удовлетворение требований кредиторов) исключено два пылесоса, холодильник, ноутбук, вентилятор, картина «Зилант», ручные часы, резиновая лодка «Уфимка 2». Вычет произведен на основании нормы, по которой на предметы обычной домашней обстановки не может быть обращено взыскание. Все оставшееся имущество в конкурсной массе — это только гараж и стояночное место… В конце февраля в банкротстве Сайфутдинова, задолжавшего кредиторам, в том числе Татфондбанку более 31,8 млн рублей (по данным на сентябрь 2016 года), может быть поставлена точка.

В декабре 2017 года банкротом признан Александр Стариков – топ-менеджер группы автодилера «АКОС»

В декабре 2017 года банкротом признан Александр Стариков — топ-менеджер группы автодилера «АКОС»

«Автобанкроты»: упавший «Сапсан» и требования к менеджменту АКОСа

К владельцу пошатнувшейся в прошлый кризис сети автосалонов «Сапсан» Ильдару Зиннурову Сбербанк предъявил претензий на 502 млн рублей и подал заявление о банкротстве бизнесмена. Аналогичные суммы требуют и с его жены — Ольги Зиннуровой. Дело на самом старте. По данным источников «БИЗНЕС Online», долг возник еще в начале 2010 года. Как прокомментировали в Сбербанке, требования вытекают из договоров поручительств по кредитам, выданным компаниям группы «Таттранском». Причинами неплатежей, по данным банка, стало ухудшение финансового состояния ГК «Таттранском», неконкурентоспособный менеджмент, вывод капитала из холдинга.

Сам Зиннуров рассказал «БИЗНЕС Online», что считает действия банка незаконными, так как есть решение Вахитовского районного суда о замене способа взыскания — с денег на долю в уставных долях фирм. Пока это решение действует, по мнению Зиннурова, оснований для банкротства его и жены нет. Также он с возмущением заявляет, что во время банкротства компании комплекс имущества сети «Сапсан» в Казани и Альметьевске примерной стоимостью в 1,5 млрд рублей был продан за 250 млн рублей. Сейчас экс-автодилер, по его словам, живет на одну пенсию.

В декабре 2017 года банкротом признан и Александр Стариков — топ-менеджер группы автодилера «АКОС». Кредиторы, а именно ПАО «Сбербанк России», ПАО «Промсвязьбанк», ПАО «Акибанк», ПАО «АК БАРС» БАНК, ПАО «Тимер Банк», предъявили ему сумму в 615,8 млн рублей. У Старикова на момент объявления банкротом обнаружены доли в нескольких фирмах группы «АКОС», 20 тыс. рублей наличными, телевизор, холодильник. При этом недвижимость и ценные бумаги за должником отсутствуют. О претензиях кредиторов к АКОСу мы писали ранее.

Два года подряд «Тимер Банк» предпринимал попытки обанкротить опального строительного магната Анатолия Ливаду

Два года подряд «Тимер Банк» предпринимал попытки обанкротить опального строительного магната Анатолия Ливаду

Непотопляемые «сидельцы»

Два года подряд «Тимер Банк» предпринимал попытки обанкротить опального строительного магната Анатолия Ливаду, однако оба раза татарстанский арбитраж приходил к выводу, что заявления необоснованны. Так, в ноябре 2017 года выяснилось, что основание иска о банкротстве — решение Ново-Савиновского районного суда о взыскании с Ливады 93 млн рублей — отменено Верховным судом РТ и отправлено на новое рассмотрение.

Отметим, что по складывающейся арбитражной практике для личного банкротства нужно, чтобы требования кредитора были подтверждены актом суда общей юрисдикции, так как именно они рассматривают претензии к гражданам. В 2018 году уже появился новый иск о банкротстве Ливады, в этот раз от ПАО Банк «Финансовая корпорация Открытие». Также безуспешно «Тимер Банк» атакует и соратницу Ливады — Диану Ахметзянову.

«Позиционные бои» за долги «Тимер Банк» ведет и с другим не менее известным строителем и «сидельцем» в СИЗО. Рашид Аитов поручился за связанное с ним ООО «Маг-Строй» на 200 млн рублей еще в 2007 году. Третейский суд в декабре 2016 года взыскал с Аитова 542 млн рублей, однако Ново-Савиновский суд решение третейского суда отменил, тем самым лишив банк оснований для банкротства Аитова. Будет ли предпринята очередная попытка?

„Позиционные бои“ за долги „Тимер Банк“ ведет и с Рашидом Аитовым

«Позиционные бои» за долги «Тимер Банк» ведет и с Рашидом Аитовым

Судьбы детей Швецова, банкротство Марата Кагарманова и многострадальный «Регистан»

Банкротом признан в прошлом году и Рафаэль Фаттахов (ранее известный как владелец крупных топливозапровочных компаний ООО «Чулпан-Трейд» и ООО «Ойл-Тэк»). По состоянию на август 2017 года в реестр требований кредиторов включены требования ООО «Монгол», предправления Алтынбанка Рената Абдуллина, ФНС России, ТФБ, ИП Ивана Хрулевана общую сумму 544 млн рублей. Что отличает случай Фаттахова от большинства других VIP-банкротств — у него выявлен обширный список имущества. Так, на нем есть жилой дом и участок на Высокой Горе, земельный участок и здание в СНТ «Щурячий», три транспортных средства, а также доли в компаниях. Но хватит ли их, чтобы расплатиться на полмиллиарда, большой вопрос.

Еще один VIP-должник — Марат Кагарманов. Депутат Казгордумы, возглавлявший Казанский молочный комбинат, был признан банкротом в прошлом году. Банкротство оказалось связанным не с закатом КМК (проданного в середине прошлого года удмуртскому агрохолдингу «Комос»), а с поручительством за казанскую фабрику по производству конфет «Ошель», выпускавшую орехи и фрукты в шоколаде, суфле, конфеты типа «Птичье молоко» под брендами Oshel, «Птичкино», Lafel, «Шикарноф». Основным кредитором является Сбербанк с претензиями на 48 млн рублей. Но первоначально поводом для банкротства послужил полумиллионный личный долг перед неким Ильдаром Сафиуллиным. Если вдруг это была попытка взять банкротство под контроль, то Кагарманова можно поздравить. Так, в декабре 2017 года финансовому управляющему бизнесмена — им выступает известный Алмаз Сабитов — не удалось вернуть проданный в январе 2016 года семьей Кагарманова жилой дом Казани на улице Советская площадью 543 кв. м с двумя земельными участками (на общую сумму 23 млн рублей). Дом наполовину принадлежал Кагарманову, остальные доли — другим членам семьи, а достался ООО «Челны Бройлер». Согласно документам суда, после заключения данной сделки у должника иной недвижимости не осталось, но злого умысла в выводе имущества обнаружить не удалось.

На собственное банкротство подал Раис Хамзин, экс-глава Россельхозбанка в Татарстане. В феврале прошлого года за злоупотребление полномочиями в период руководства банком он был осужден, но освобожден от наказания по амнистии. Вина заключалась в том, что Хамзин препятствовал взысканию долга со своего семейного бизнеса. Ущерб Россельхозбанк оценил в 136 млн рублей. Банкротное дело еще толком не началось, подробности неизвестны. При этом база судебных приставов указывает, что на Хамзина есть исполнительный лист за ущерб, причиненный преступлением, в размере 136,4 млн рублей. Удастся ли экс-банкиру с помощью банкротства очиститься от долгов, подкрепленных приговором суда, покажет время.

Марат Кагарманов, возглавлявший „Казанский молочный комбинат“, был признан банкротом в прошлом году

Марат Кагарманов, возглавлявший Казанский молочный комбинат, был признан банкротом в прошлом году

Процедура реструктуризации долгов введена в отношении Галины Сизовой — совладелицы и руководителя находящейся на конкурсном производстве УК «Центр микрофинансирования». Дело инициировало АО «МСП Банк» — долг составил 143 млн рублей. Впрочем, это копейки. В 2015 году сам банкротящийся центр микрофинансирования Павла Сигала пытался взыскать с Сизовой 1,9 млрд рублей, но неудачно. Якобы она по документам получила из кассы эти деньги. Сама Сизова это отрицала. «Я уже неоднократно говорила, что вся финансовая отчетность, которая фигурирует в деле, была сделана, когда я находилась под домашним арестом, а Павел Сигал сидел в „Матросской тишине“», — объясняла бизнес-партнер предпринимателя.

Реструктуризация долгов введена и в отношении Олима Абдулфайзиева — ресторатора родом из Узбекистана, на которого в последнее время свалилось куча напастей в Казани. Сначала его выгнали с площадей бывшего театра моды «Ильдан-Лик», в котором он с вложениями в 70 млн рублей сделал халяль-ресторан «Регистан». Потом в конце прошлого года другой его «Регистан» на Адоратского попросту снесли как самострой. Основанием для процедуры банкротства стало требование в 7 млн рублей долга и 7 млн рублей процентов перед ООО «Сити Рент», собственника площадей у железнодорожного вокзала.

Реструктуризация долгов введена и в отношении дочери бывшего министра транспорта РТ Владимира Швецова — Эллины Шайер. Причина — многочисленные поручительства старшей дочери экс-чиновника за кредиты различным компаниям, участвующим в сельхозбизнесе (в частности, АО «Булгар Арыш»). Общие требования кредиторов, среди которых Внешпромбанк, достигают 300 млн рублей. На середину лета у Швецовой было обнаружено следующее имущество (согласно описи, предоставленной самим должником): в общей долевой собственности имеется земельный участок площадью 1434 кв. м в Спасском районе, жилой дом площадью 150 кв. м там же и тоже в общей долевой собственности, деньги на счете в размере 38 тыс. рублей. Кроме того, на балансе у Шайер имеется 61,1% доли в уставном капитале в ОАО «Спасское автотранспортное предприятие». Согласно базе «Контур.Фокус», предприятие не особо богатое. Впрочем, банкротство здесь еще может быть лучшей долей. Ее брат, Владимир Швецов-младший, и вовсе попал под домашний арест из-за подозрений в мошенничестве, а отец Владимир Швецов в начале этой недели задержан.

В реестре судебных приставов на Вагиза Мингазова до сих пор есть 40 записей о задолженностях

В реестре судебных приставов на Вагиза Мингазова до сих пор есть 40 записей о задолженностях

Для кого банкротство — счастье, а для кого неудача?

Перейдем к героям наших прошлых обзоров. Учитывая, что процедуры банкротства довольно длительные, посмотрим, удалось ли им очиститься от долгов.

№1 в этом списке, без сомнения, экс-сенатор и некогда главный молочник республики Вагиз Мингазов. Ком долговых претензий к Мингазову составил 9,03 млрд рублей, в ходе конкурсной процедуры удалось выявить и реализовать его имущество на 250 млн рублей. Отметим, что одна эта цифра больше, чем статистика арбитража по выплаченным кредиторам долгам за 2017 год. Возможно, вырученные с экс-сенатора деньги посчитали за прошлый год — его банкротство началось еще в 2016-м. Часть долгов была списана в связи с их погашением «Вамином». В общей сложности кредиторы «молочного короля» получили 2,77% долгов. В финальном документе список реализованного имущества не указан. Но ранее было известно, что среди активов Мингазова были 0,05% акций Арского кирпичного завода.

Но теперь, после успешного окончания как самого банкротства, так и ухода от субсидиарной ответственности, и вовсе не понять, остались ли к нему претензии. В принципе, сейчас вопросы к нему должны быть сняты (что и указано в судебных актах). Но в реестре судебных приставов на Мингазова до сих пор есть 40 записей — причем сумм, которые раньше можно было спокойно сосчитать, теперь не указано. Фигурирует лишь слово «задолженность».

Салават Фатхетдинов — и вовсе вышел из щекотливой ситуации

Салават Фатхетдинов и вовсе вышел из щекотливой ситуации

А наша главная звезда эстрады — Салават Фатхетдинов — и вовсе вышел из щекотливой ситуации. Банк Казани, который подавал на его банкротство, милостиво забрал назад свое заявление. По неофициальным данным, за певца рассчитался могущественный поклонник его творчества. С артиста требовали 13 млн рублей по поручительству за ООО «Центр новых технологий „Нур“», в котором ему принадлежало 20% в уставном капитале. Впрочем, ранее Салават пояснял, что все вопросы надо адресовать на тот момент гендиректору центра Загиру Исрафилову. Последний, кстати, все же признан банкротом, но, похоже, из-за других причин — по крайней мере, Банка Казани среди кредиторов не видно.

Прекращено производство и по делу о личном банкротстве главы резиденции креативной индустрии «Штаб», основателя KazanFirst Ярослава Муравьева. За него долг в 4 млн рублей погасило ООО «Тренд-Практика» (55% доли в капитале компании принадлежит Елене Муравьевой). «Они [Акибанк] постоянно это делают, уже третий раз подают [заявление о банкротстве]. Я эти деньги не получал, они об этом прекрасно знают», — заявил ранее Муравьев нашей газете.

Все тернии банкротства прошел Ян Зарифов, сын Шамиля Зарифова — директора ТРК «Тандем» и бывшего управделами президента РТ Минтимера Шаймиева. В документе суда указано, что у него было три кредитора — Айрат Галимзянов, ООО «Куркачинское ХПП» и ООО «Экво-Казань» — на общую сумму в 85,8 млн рублей. Из конкурсной массы была исключена заработная плата Зарипова-младшего (8,3 тыс. рублей, поступающих ежемесячно с места работы в «Горгазе»). В итоге было продано имущество и возмещено кредитором 162 тыс. рублей, что составляет 0,01% требований кредиторов. Отметим, что в этом списке нет Банка Казани, который в прошлом году развернул эпохальную битву с семейством Зариповых за возврат долга разорившейся компании «Тетра-Инвест», некогда крупного поставщика рапса.  В пресс-службе Банка Казани «БИЗНЕС Online» уточнили, что на сегодняшний день претензий к Зарифову нет. Часть долга «Тетра-Инвеста» погашена за счет собственных средств компании-должника, часть прав требований уступлена иным лицам.

Всё никак не может закончится банкротство ресторатора Айрата Забирова, стоявшего у истоков у истоков «Евразии» и «Султаната»

Все никак не может закончится банкротство ресторатора Айрата Забирова, стоявшего у истоков «Евразии» и «Султаната»

Как друг Айрата Хайруллина спас половину московской квартиры

Все никак не может закончится банкротство бывшего зятя Талгата Абдуллина, ресторатора Айрата Забирова, стоявшего у истоков «Евразии» и «Султаната». Сейчас у него идет реализация имущества. Несмотря на не очень большие долги — менее 5 млн рублей перед ООО «Аренда Сервис» (руководитель — совладелец отеля Suleiman Palace) и ООО «Национальное агентство по сбору долгов» — он не смог расплатиться. Причина — отсутствие имущества и доходов. Ранее он это же говорил и «БИЗНЕС Online»: «У меня все, что можно было, уже забрали: и квартиру, и единственное жилье, и машину».

Также продолжается банкротство Игоря Грушелевского, друга сооснователя «Эдельвейс Корпорейшн» Айрата Хайруллина. Наиболее известный бизнес, у истоков которого стоял Грушелевский, — мегапроект производства мраморного мяса стоимостью в 1,3 млрд рублей. Однако юридически Грушелевский к проекту никакого отношения не имеет. Ему удалось добиться исключения из конкурсной массы единственного жилья в виде половины доли в московской квартире на улице Нежинская. Все имущество заключается в долях в пяти фирмах. Отметим, что первоначально говорилось, что требования к Грушелевскому могут достигнуть 2 млрд рублей по щедро розданным им поручительствам. Однако по состоянию на февраль 2017 года указывается только два кредитора, вошедших в реестр: некий Адель Сахибуллин с требованиями в 524 тыс. рублей и Ахметов Ислам Шаехзянович (судя по всему, член совета директоров ОАО «Эдельвейс Групп») с требованиями в 99 млн рублей. Учитывая дружеские отношения Грушелевского с Хайруллиным, можно предположить, что это банкротство может иметь более-менее счастливый конец. Тем более что явно «вражеский кредитор» — «ТрастИнвестСтрой» из села Усады (за которым, предположительно, стоит бывший директор казанского филиала Росбанка) — в реестр со своими претензиями на 150 млн до сих пор не попал.

Идет реализация имущества Ильгиза Минкина, семья которого построила многофункциональный комплекс «Олимп» на улице Зорге. Помимо «Олимпа» у Минкина и другая проблема. Управляющему удалось вернуть в конкурсную массу жилой дом и земельный участок в Лаишевском районе. В другом документе указывается, что среди имущества есть участок в 1,1 млн кв. м и 385 тыс. кв. м в Лаишевском муниципальном районе, Караишевском сельском поселении. Однако сможет ли он возместить долг? «У должника имеется постоянный источник дохода (пенсия) в размере 17,4 тысячи рублей. С учетом того, что должник может выплачивать из пенсии не более 10,9 тысячи рублей, погашение долга в сумме 615 миллионов рублей невозможно», — говорится в анализе финансового управляющего. Напомним, что причина банкротства — невыплата Сбербанку долга за строительство «Олимпа», который по частям перешел к новым владельцам. Попытка Минкиных оспорить эти сделки в суде пока окончилась ничем.

Продолжается банкротство Игоря Грушелевского, который стоял у истоков мегапроекта по производству мраморного мяса стоимостью в 1,3 млрд. рублей

Продолжается банкротство Игоря Грушелевского, который стоял у истоков мегапроекта по производству мраморного мяса стоимостью в 1,3 млрд рублей

Татарстан — на 13-м месте в РФ по числу потенциальных банкротов

В Объединенном кредитном бюро «БИЗНЕС Online» сообщили, что всего на 1 января в России потенциальных банкротов было 698 тыс. человек, или 1,4% от общего числа заемщиков с открытыми счетами. По числу потенциальных банкротов первое место занимает Москва и Московская область — 122 659 человек, Санкт-Петербург и Ленинградская область — 42 158 человек, Краснодарский край — 29 007 человек, Свердловская область — 24 360 человек, Башкортостан — 21 882 человека.

Татарстан на 13-м место по стране. Под действие закона в республике попадают 13 714 человек, или 1,2% от всех заемщиков с открытыми счетами. При этом в среднем по РФ 69% экономически активного занятого населения имеют открытые кредиты или займы МФО. В Татарстане открытые кредиты есть у 1,17 млн человек, что составляет 59% от всего экономически активного населения республики.

Номинальная кредитная нагрузка (соотношение размера ежемесячных платежей по всем кредитам заемщика к уровню его дохода) в среднем по стране составила 32%, что укладывается в более-менее комфортную зону (считается, что это 30–35%). Но в Татарстане в прошлом году данный показатель равен 38%, что уже выглядит выходом за «красные флажки».

Рустам Ахметгареев

Источник: «Бизнес Online»

Scroll To Top